Ночью Егорыч вёл себя беспокойно, ходил по комнатам и стонал. Поутру обернулся жирным чёрным котом, запрыгнул мне на грудь.
Спросить к добру или к худу, я не успел, потому что некстати завопила петушиная голова на стене и выплюнула из клюва депешу от Наумова.
Эти петушиные головы всегда были предметом споров. Никто не мог с достоверностью утверждать, был ли создатель сего магического портала вдохновляем небезызвестной сказкой Пушкина, либо кто-то рассказал непроявленному вовремя магу о сигнальных петушках, и уже фантазия поэта заработала в нужном направлении. Во всяком случае ещё в середине восемнадцатого века практиковалась стена, на которой появлялись "словеса огненные". Я бы предпочёл стену - она молчит.
Развернув письмо от Горыныча-Горгоновича, я уже примерно знал, что там смогу прочесть.
Нынешним вечером нашей группе надлежало отправиться в Геную через специально открытый для этих целей портал.
Стало известно и имя убитого, а так же имя подозреваемого. Досье на него я должен был забрать уже на службе.
Посмотрев на часы, я решил, что полтора украденных у меня часа я имею права себе возместить и, отослав обиженного невниманием к его провидческим способностям Егорыча на кухню, я с чистой совестью заснул.